Ф. Магеллан. Первое кругосветное путешествие

Страница 3

В комиссии Магеллан предложил «найти новый путь в Индию и к островам пряностей» и доказывал, что острова пряностей – эта жемчужина Индии – находятся, согласно разделу мира, произведенному папой между Испанией и Португалией, в пределах испанских владений. На сайте http://leto-climat.ru обслуживание кондиционеров на дому в Москве.

Но комиссия отклонила предложение Магеллана и признала его неосуществимым, так что члены комиссии предполагали, что американский материк, подобно барьеру простирается от одного полюса к другому и поэтому не существует никакого прохода из Атлантического океана в Южное море. К счастью для Магеллана, среди членов комиссии был некто Хуан де Аранда, который один оценил все значение проекта Магеллана и заинтересовался им. Хуан де Аранда познакомился ближе с Магелланом и добился для него аудиенции у короля.

Король отнесся серьезно к предложению Магеллана; на совете министров было вновь обсуждено предложение Магеллана, и король согласился помочь ему; он потребовал только чтобы Магеллан более точно обозначил свой путь, так как испанцы уже исследовали на большом расстоянии к югу берег материка Южной Америки и нигде не нашли прохода. Магеллан ответил, что он думал искать проход в Южное море далеко от экватора.

Во время своих плаваний вокруг Африки Магеллан обратил внимание на то, что этот материк несколько заостряется к югу; точно также и исследования испанских моряков берега Бразилии установили, что за мысом Августина берега Южной Америки идут в юго-западном направлении. Сопоставляя эти два факта, Магеллан пришел к заключению, что и материк Америки, подобно Африке, заканчивается в южном полушарии клином и, следовательно, на юге Америки существует проход в Южное море. Это предположение Магеллана абсолютно верным, но ему, тем не менее, не суждено было обогнуть материк Америки, он не достиг крайней оконечности этого материка, и, хотя он и проник в Великий океан, но не тем путем, каким предполагал.

План Магеллана был принят королем, и Магеллан был назначен адмиралом и начальником экспедиции, состоящей из пяти кораблей и 265 человек экипажа.

ПЕРВОЕ КРУГОСВЕТНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

В июле 1519 года все приготовления к отплытию были окончены. После торжественной церемонии присяги на верность испанскому королю Магеллан получил королевский штандарт, и утром 10 августа экспедиция вышла из Севильи. Пополнив свои запасы в гавани Санлукар-де-Баррамеда, эскадра Магеллана 10 сентября с попутным юго-восточным ветром вышла в открытый океан. Сам Магеллан командовал судном «Тринидад», капитаном второго корабля «Санто-Антонио» был Хуан де Картахена; за этими кораблями следовали каравеллы «Консепсион» с капитаном Гаспаром де Кесадой, «Виктория» под начальством королевского казначея Луиса де Мендосы и, наконец, небольшое судно «Сант-Яго» с кормчим Жуаном Серраном. На корабле Магеллана находились в числе спутников португалец Дуарте Барбоза и итальянец Антонио Пифагетта, будущий историк этого первого кругосветного путешествия.

Когда эскадра миновала Канарские острова, Магеллан, не посоветовавшись со своими товарищами, несколько изменил курс; капитан корабля «Санто-Антонио» - Хуан де Картахена, считая себя равным по власти Магеллану, запротестовал против этого и указал Магеллану, что он уклоняется от королевских инструкций. Это послужило началом разногласий между Магелланом и Хуаном де Картахена. Картахена стал подговаривать против Магеллана и других офицеров; тогда Магеллан, пригласив для совещания Хуана де Картахену и других офицеров на свой корабль, приказал арестовать Хуана де Картахена и заковал его в цепи. 29 ноября показались впереди берега Южной Америки – мыс Августина, а 13 декабря следуя вдоль берегов Бразилии, эскадра Магеллана достигла бухты Рио-де Жанейро. Вскоре корабли Магеллана вступили в совершенно неисследованные до того времени области. Останавливаясь иногда близ берега, испанцы вступали в торговые отношения с туземцами и выменивали у них на разные безделушки и мелкие вещи фрукты и различные съестные припасы.

Описывая туземцев Бразилии, Пифагетта говорит, что «бразильцы – не христиане, но и не идолопоклонники, так как они ничему не поклоняются; природный инстинкт – их единственный закон. Они ходят совершенно нагие, а спят на хлопчатобумажных сетках, называемых гамаками и привязанных к двум деревьям. Они употребляют в пищу иногда человеческое мясо, убивая для этого только пленников и людей чужого племени».[1]

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 

Разделы